мифология

Геракл, Млечный путь и казахское проклятие

Зира НАУРЗБАЕВА

Сходство казахского обычая с античным мифологическим мотивом не кажется странным.

Мифолог Серикбол Кондыбай символизму молока у казахов посвятил несколько глав в Книге третьей и в Книге второй четырехтомника «Мифология предказахов». Он реконструирует образ божественного покровителя (покровительницы) рожениц, младенцев, грудного молока, одно из имен которого «Қал» (Хал), и доказывает, что калым изначально выплачивался не семье невесты, а божеству, которое покровительствовало невесте, когда она была младенцем, и будет покровительствовать в будущем при родах и вскармливании детей. Пережитком этой жертвы божеству является обычай «ана сүті ақы» − «плата за материнское молоко» при заключении брака.

У казахов-скотоводов молоко животных и грудное молоко были особенно священны. Известен обычай окропить голову забравшейся в юрту змеи молоком, чтобы она уползла, не причиняя вреда. В сказках встречается такой эпизод: хан домогается женщины, отправив ее мужа с невыполнимым поручением, и мудрая красавица, сцедив грудное молоко, делает из него курт и угощает хана. После этого он становится ее молочным ребенком и отказывается от своих намерений...

Писатель Таласбек Асемкулов рассказывал, что в старину убийца получал прощение, если смог прикоснуться губами к груди матери убитого. Считалось, что причастившись ее молоком, он стал ее молочным сыном, поклялся заменить ей убитого сына, заботиться о ней до ее смерти. Женщина не имела права отказывать в таком прощении убийце. Асемкулов изобразил этот обычай в своем киноромане «Царица Томирис».

Одно из самых страшных проклятий у казахов также связано с материнским молоком и называется «ана сүтін көкке сауу» − «брызнуть материнским молоком в небо». Женщина, проклиная кого-либо, совершала такое действие и произносила: «Ақ сүтімнің киесі атсын» − «Пусть тебя накажет святость моего чистого молока». После такого проклятия человек становился изгоем.

Материнское молоко, брызнувшее в небо, напоминает о Млечном пути – молоке греческой богини Геры (иногда богини Реи). Когда в очередной раз земная женщина родила от Зевса, тот подложил сына Алкида спящей жене – богине Гере, чтобы вкусив ее молока, его сын стал бессмертным как боги. Младенец укусил грудь, Гера проснулась, в гневе оттолкнула младенца и молоко ее брызнуло в небо, образовав Млечный Путь (слово «галактика» этимологически означает «молочно-белый»). В других вариантах действуют Зевс и его мать – океанида Рея или Афина обманом побуждает Геру накормить младенца, а тот сосет слишком сильно и богиня отталкивает его. Результат один – богиня, разозлившись на младенца, разбрызгивает молоко в небе и, по сути, проклинает его.

Гера ревновала мужа к его любовнице и еще до рождения младенца осуществила план, из-за которого он был вынужден большую часть жизни служить своему никчемному родичу Эврисфею. Гера подослала к новорожденному двух змей, но не смогла погубить его. Когда он стал взрослым, она всячески интриговала против него, несколько раз наводила на него безумие, в этом состоянии он убивал близких. Из-за этих преследований дельфийский оракул дал незаконнорожденному сыну Зевса новое имя – Геракл, которое в разных источниках объясняют как «прославленный из-за гонений Геры», «слава Гере», «посвященный Гере», «вскормленный Герой».

Так объясняет сходство имен Гера и Геракл классическая греческая мифология, но вообще-то во многих мифологиях парные имена были характерны для божественных пар – брата и сестры, заключающих священный брак и порождающих мир, или для Великой Богини-Матери и ее мужа-сына – умирающего и воскресающего юного бога.

Гера – в классической мифологии жена Зевса и царица богов, но очевидна ее архаичная природа, ее доолимпийское происхождение. Кондыбай доказывал, что многие греческие боги не только не только архаичные, но и классического, олимпийского периода – например, Аполлон и Артемида – имеют негреческое происхождение. Древняя ипостась Геры – корова. Одна из функций Геры − помощь женщинам во время родов, она мать богини родов Илифии. Эта функция сближает ее с реконструированным Кондыбаем божеством Қал/Хал.

Образ Геракла тоже сложный, имел много источников, менялся и дополнялся на разных этапах. Он присутствует уже в «Илиаде». Например, его связывают с шумерским Гильгамешем. А еще у греков был миф о том, что Геракл является прародителем скифов.

Древнегреческая мифология не так далека от нас, как может показаться на первый взгляд. Выдающийся фольклорист ЕдыгеТурсунов еще в 1960-70-х годах показал детальное сходство эпизода возвращения Одиссея на Итаку и эпизода возвращения Алпамыса из плена, а также доказал, что образ циклопа в «Одиссее» восходит к прототюркским источникам. Кондыбай выявил десять совпадающих значимых индикаторов в образах Аполлона и Коркута. Поэтому сходство казахского обычая с античным мифологическим мотивом не кажется странным.

    Рекомендуем

    Пиксель для количества просмотров