Верблюжьи скелеты, драки ежей со змеями и вся правда об озере-сердечке. Суровый тур в Мангыстау
МЫС НЕДОБРОЙ НАДЕЖДЫ

«Жыгылган» в переводе с казахского означает «упавшая земля». Если верить древней легенде, земля тут не выдержала людских грехов и рухнула под их тяжестью. Якобы злые люди украли лошадь у одного из суфиев, и святой не смог сдержать эмоций и проклял это место, обрушив на скалы грехи всего мира…

У геологов объяснение более прозаическое: скальная порода на мысе вымывалась морем, разрушалась ветром, а мощное землетрясение в конце концов совсем ее обрушило. В результате картина получилась впечатляющая. Глубина воронки доходит до 200 метров, а диаметр составляет более четырех километров.

Мыс Жыгылган хорошо изучен еще со времен царской России, когда тут находилось одно из прикаспийских укреплений. До сих пор даже маяк стоит на самой высокой точке. Краеведы рассказывают, что во время ссылки тут прогуливался и украинский поэт Тарас Шевченко, вдохновляясь степными красотами, но в своем творчестве Провал он не упоминает.

Проводник сразу предупреждает: поездка легкой не будет, так что неуверенные в своей выносливости пусть выберут путешествие попроще. На трассе Актау – Форт-Шевченко гид раздает инструкции по технике безопасности. Кроме скользких камней и крутых утесов, путешественников могут поджидать и ядовитые змеи. Вообще-то в это время, весной, они обычно спят, но может случиться всякое. Змей тут очень много, и от укуса каждого вида нужна своя сыворотка, а препарат этот скоропортящийся, возить с собой набор не представляется возможным. Так что если вдруг доведется наступить на змеюку, остается лишь молиться, пока автобус будет ползти по раскисшей глине в ближайший медпункт, который находится километрах в 40 от Провала.

Путешественники после такого рассказа заметно погрустнели. Чтобы хоть как-то развеять обстановку, проводник с говорящим именем Надежда решила поднять настроение байкой:

Фауна тут очень суровая, животные выживают как могут. У меня как-то была группа биологов, и я рассказала им историю, что видела ежа, который дрался с гадюкой, а потом ее сожрал. После этих слов в автобусе повисла неловкая тишина. Биологи деликатно намекали, что я, мягко говоря, фантазирую: ведь ежи змей не едят. Что я могла ответить? Сказала: обычные ежи, может быть, и не едят, а мангыстауские еще как лопают! Кажется, мне поверили…

После нескольких часов ковыляний по мокрой глине автобус останавливается в точке назначения, у высокой скалы, откуда открывается самый живописный вид на Провал. Вдалеке виднеется старый маяк, один из 11, установленных на Каспии Российской империей. Маяк и станет первым пунктом путешествия, а последним будет живописное озеро в виде сердечка. Многие туристы приехали именно ради селфи на его фоне.

Прогулка к маяку особых трудностей не вызывает. Разве что морской ветер бьет в лицо и начинает накрапывать мелкий дождик. А вот спуск на дно Провала – серьезное испытание. Из-под ног летят камни, от влажного воздуха быстро начинается одышка, а дождь делает каменные выступы совсем уж скользкими. В конце концов сдается даже один из гидов. Тут их должно быть три. Один ведет группу, второй замыкает, а третий приглядывает за порядком посередине. Иначе нельзя, заблудиться-то в каменном лабиринте проще простого.

Первая точка отдыха – это сакральный круг из камней. Мимо мыса проходило много торговых судов, в том числе из исламских стран. Тут мусульмане останавливались для молитвы. По понятным причинам построить большую мечеть купцы не могли. Поэтому ограничились каменным кругом. Такие круги строили еще зороастрийцы. Считалось, что окружность спасет путника от любого зла в пустыне, ни один дух или джинн не сможет пересечь черту. Потом это языческое поверье перешло в ислам, а теперь его охотно приняли и современные эзотерики.

По удачному стечению обстоятельств возле каменного круга путешественники оказались не только в день весеннего равноденствия, но и совсем близко к астрономическому полудню. Так что было бы грехом не войти внутрь. Нынешние странники приходят сюда, чтобы помолиться, помедитировать или просто подумать о вечном, вслушиваясь в шум морских волн, а потом оставить внутри монету или повязать платок на камни и снова двинуться в путь.

Еще через час показывается то самое озеро-сердечко. Надо сказать, что выглядит оно не так живописно, как на фото в Instagram. Просто огромная лужа с зеленой жижей. Однако стоит найти нужный ракурс, забраться на утес рядом – и контуры сердца будут явно видны, а зелень из болотной станет малахитовой. Любители селфи забыли про усталость и выстроились в очередь, чтобы запечатлеть себя на фоне озерца, а дождь начинал лить все сильнее.

Гид с трудом собирает свою группу, попутно объясняя малайзийцу, что надо держаться «тугезе», а то случится «гейм овер». На большее знаний английского у проводника не хватает.

Турист долго не понимает, зачем нужно «тугезе», когда вокруг столько всего «бьютифул». Так продолжается ровно до того момента, пока за очередной горой камней не обнаруживается обглоданный скелет верблюда. Малайзиец робко спрашивает, кто сожрал этого «кэмела», и, услышав, что это сделали «хангри вайлд энималс», поеживается, и вопрос держаться как можно «тугезнее» к гиду уже больше не стоит. Ему на смену приходит более актуальный – где «локейшен» у нашего автобуса. До «локейшена» часа два пути (если повезет), но расстраивать этим фактом туриста никто не хочет.

Два часа пути до автобуса кажутся вечностью. Глина облепила обувь на четыре пальца, и сбивать ее нет никакого смысла: тут же налипнет новая. Одежда вся промокла от дождя, пальцы свело от сырости и ветра. Но про это забываешь, когда в тумане открываются просто фантастические пейзажи. Камни обретают форму то сказочного замка, то фрегата, то неведомого существа. Даже не верится, что это творение природы.

Казахстан Мачу-Пикчу! – кричит восторженный малайзиец, указывая на гряду камней, и впрямь похожую на древний город в Перу.

Наконец узкая тропинка выводит к утесу, где стоит автобус. Водитель, взглянув на одежду путешественников, покрытую слоем грязи, обреченно вздыхает, представляя, во что превратится салон. Однако его грусть тонет в возгласах радости.

We Are the Champions! – запевает малайзиец над пропастью. И даже водитель автобуса, смирившись с грязью в салоне, вторит ему.

    Пиксель для количества просмотров