Актюбинский альпинист покорил четыре высочайшие вершины Евразии
ГОРА, БРАТ, ГОРА!

На одном из пиков Гималаев в Наурыз был впервые поднят казахстанский флаг. Сделавший это Ибрагим Сабиров первую вершину покорил в возрасте 50 лет.

До этого об альпинизме он имел смутные представления, отдавая предпочтение горнолыжному спорту, но однажды друг предложил совершить восхождение на Эльбрус. Это было в 2018 году. Восхождение совпало с Наурызом и пришлось на пятницу, священный день для мусульман. Так что в первом восхождении была некая сакральность.

– Меня как-то друг спрашивал, зачем я езжу в горы. Это ведь трудно, недешево и порой опасно. Что такого там есть, на вершине, если люди готовы рисковать жизнью ради того, чтобы это увидеть? – говорит Ибрагим. – Мне до сих пор трудно ответить на этот вопрос. То, что испытываешь там, нужно просто почувствовать. Я сам песню Владимира Высоцкого «Тут вам не равнина» понял лишь после четвертого восхождения, а когда покорил первую вершину, мне захотелось петь. Я затянул «Как прекрасен этот мир!». Теперь это стало традицией: на каждом восхождении я пою от избытка чувств – пою, чтобы эмоции не разорвали.

Восхождение на Эльбрус сейчас – одно из самых популярных направлений как у опытных альпинистов, так и у новичков. Там Ибрагим усвоил главное правило: долгих привалов делать нельзя, иначе потом будет совсем трудно. Лучше идти медленно, но при этом беречь силы.

Туристическая инфраструктура Приэльбрусья неплохо развита. Сутки в лучшем бивуаке Эльбруса LeapRus стоят как день в хорошем отеле – 48 тысяч тенге. При этом интерьер немногим отличается от плацкартного вагона, но на высоте 3 912 метров это невероятный комфорт. В горах простые радости вроде горячего обеда или койки, где можно выспаться в тепле, становятся особенно ценными. Тем более что после ночи в палатке сил на восхождение хватает не у всех.

Любопытно, но по некоторым параметрам Эльбрус сложнее в покорении, чем Гималаи. Все дело в воздухе. Почему-то на самой высокой вершине Европы (5 642 метра) дышится намного тяжелее, чем на той же высоте Эвереста.

Сильная головная боль – постоянный спутник альпиниста. Более того, хронические заболевания на высоте обостряются. Многие покорители вершин глотали пилюли горстями, но Ибрагиму всегда хватало таблетки парацетамола. Видимо, горы радушно приняли гостя из степей.

После покорения Эльбруса не прошло и года, как Ибрагима снова потянуло в горы. Он выбрал для покорения высочайшую вершину Африки, легендарный спящий вулкан Килиманджаро. Его высота – 5 895 метров, всего на 253 метра выше, чем Эльбрус, но в горах совсем другое представление о расстоянии.

Отец недоумевает: почему меня так притягивают горы. Ведь и он, и я – степняки, – улыбается покоритель вершин. – Ну как описать ту эйфорию, когда ты после долгого пути наконец-то оказываешься на самой высокой точке?

Ибрагим покорил Килиманджаро в январе 2019 года и, едва спустившись, стал планировать поездку в Иран. Там его ждал окутанный легендами вулкан Демавенд – самый высокий вулкан Азии. Высота его 5 671 метр, но подняться на его вершину намного сложнее, чем на Эльбрус.

В июне 2019-го Ибрагим покорил и эту вершину.

А потом все планы спутала пандемия. Границы были закрыты, а после легендарных гор отправляться к казахстанским вершинам было уже не так интересно. Так продолжалось до нынешнего марта, когда Непал все-таки открыл границы для альпинистов.

После пандемии открывался первый набор в группы на Мера Пик, самую популярную для треккинговых восхождений вершину Гималаев. Особенно интересен этот маршрут тем, что отсюда можно любоваться высочайшими вершинами мира и, главное, самим Эверестом.

Высота Мера Пик 6 476 метров. Так вышло, что это было первое восхождение после карантина, и даже проводники не знали, как за это время изменились туристические тропы. Особую опасность представляли образовавшиеся трещины. Снег их припорошил, и возник риск, не заметив опасности, туда провалиться.

В этот раз к группе были приставлены дополнительные гиды. Обычно выделяется один гид на два человека, но теперь проводник был у каждого – и не зря. Некоторые ребята из группы решили спуститься вниз. Уж больно сурово их встретила гималайская весна.

Ибрагиму достался проводник Ками Шерпа, коренной житель этих мест. Он тщательно оберегал альпиниста от опасности, приободрял и вообще помогал как мог, так что покоритель вершин стал звать его не гидом, а ангелом-хранителем.

Гималаи – Мекка мирового альпинизма. В Катманду можно купить экипировку любого бренда, специализирующегося на туризме, но две вещи из Казахстана оказались незаменимыми. Оказалось, что для перекуса на вершинах лучше всего подходит именно наш горький шоколад и… казы! Обязательно с большим кусочком жира! Это блюдо кочевников хорошо не только в нашей степи, но и на гималайских высотах.

В горах важен каждый грамм экипировки, и опытный альпинист не положит в рюкзак даже лишнюю пару носков.

Кроме снеди, Ибрагим взял с собой предмет, который оказался самым важным на вершине Мера Пик.

В базовом лагере на стенах было много флагов разных стран, но казахстанского среди них не было. Разговорившись с друзьями, я узнал, что наш флаг никогда не был на Мера Пик, – рассказывает альпинист. – А так вышло, что я взял его с собой. Хотелось сделать эффектную фотографию на вершине. Получилось, что я вошел в историю казахстанского альпинизма: стал первым человеком, кто поднял наш флаг на Мера Пик. Случилось это 22 марта 2021 года, как раз в Наурыз. Теперь наш флаг украшает стены базового лагеря, причем висит он выше остальных.

Сейчас Ибрагим планирует покорить гималайский Ама-Даблам высотой 6 814 метров. Эта вершина требует особой тактики, хорошей подготовки и отточенных навыков при восхождении. Впервые она была покорена лишь в 1961 году, всего за месяц до покорения человеком космоса.

Возраст не помеха для преодоления трудностей. В группе восходивших на Мера Пик была женщина, которой недавно исполнилось 60 лет. Причем она могла дать фору и молодым. Тем не менее горы не прощают ошибок. Нередки случаи, когда опытные альпинисты гибли на совсем легких маршрутах, с которыми справлялись и подростки.

Обидно, когда замечаешь, что популярность альпинизма падает, – говорит Ибрагим. – В 50–60-е годы едва ли не в каждом институте был свой кружок альпинистов, а в горы, хоть на день, не поднимался только ленивый. Неужели «тюленить» на пляже интереснее? Конечно, сложные маршруты у меня занимали по шесть дней, и это не каждый выдержит, но есть ведь и легкие, трекинговые восхождения, которые займут пару дней. Если кто хочет попробовать свои силы в альпинизме, я всегда рад помочь. У меня появилось много друзей по всему миру, я могу помочь не только советами, но и подыщу оптимальный вариант для восхождения. Очень хочется, чтобы альпинизм стал так же популярен, как и полвека назад.

    Пиксель для количества просмотров