Эколог: казахстанским нефтяникам пора изучать планы Евросоюза по введению углеродного налога
ВРЕД ВОСПАЛЕННОГО СОЗНАНИЯ

На днях на предприятии «Тенгизшевройл» в Атырауской области произошел выброс загрязняющих веществ. «ЭК» обратилась за комментарием по этому поводу к атыраускому экологу, директору центра эколого-правовой инициативы «Глобус» Галине Черновой.

К сожалению, назвать эту историю неожиданной или какой-то из ряда вон выходящей невозможно. Такие истории происходят, это грустная традиция, – говорит она. – Был даже период, когда за пять лет произошло более 700 аварийных выбросов, было сожжено 94 тысячи тонн газа, в атмосферу выброшено около пяти тысяч тонн вредных веществ. При этом улавливания и детоксикации их не было. В 2018 году 31 мая был такой же залповый выброс. Причиной тогда предприятие ТШО называло аварию на электросетях, когда распределительные электросети остановили передачу электричества на завод. Но на опасном, взрывоопасном производстве обязательно должно быть альтернативное энергообеспечение. Представители ТШО тогда заявляли общественности, что решать этот вопрос будут, но в каком состоянии он сейчас, не знаю.

Такие происшествия создают множество проблем. Например, трансграничный перенос выбросов. Территория России рядом, и кто поручится, что оттуда однажды не прозвучат претензии? Но, конечно, самое главное – это влияние на здоровье людей. Оценить его, говорит Галина, сложно: крупномасштабные исследования давно не проводятся. По ее наблюдениям, заболеваемость органов дыхания у населения растет. Когда-то в области работали ученые из Санкт-Петербурга, изучали состояние крови детей и фиксировали проблемы с эритроцитами.

Экологи считают, что компания заранее заявляет более высокую планку выбросов, чтобы получить от государства лимиты, превышающие их реальный уровень.

Сейчас реализуется проект увеличения добычи нефти на Тенгизе, строится третий завод. Так называемый ПБР, проект будущего расширения, который должен быть завершен к концу следующего года. Значит, и объемы выбросов вырастут. Лимитированных – наверняка.

Экологи говорят, что компания должна предоставлять общественности ОВОС (оценку воздействия на окружающую среду) совокупно, по всем трем своим заводам, а не по каждому в отдельности. Иначе это выглядит как замыливание проблемы.

Мы знаем и всегда помним, что компания – крупнейший налогоплательщик в стране, что она поставляет населению нашего региона бытовой газ по льготным ценам и что ею создается немало рабочих мест, хотя процесс автоматизации явно эту динамику начинает уменьшать. Но экологический аспект не менее важен, чем экономический, а с ним из года в год сохраняются проблемы, – рассуждает Чернова.

Упомянула она еще одну тему, которая, видимо, скоро будет часто звучать в масштабах всей казахстанской экономики. Евросоюз планирует вводить для импорта из тех стран, которые, по мнению европейцев, не проводят адекватной «зеленой» политики и не сокращают выбросы парниковых газов, углеродный налог. Логично ожидать, говорит Галина, что в региональном, атырауском, контексте, эту тему должны обсуждать активнее, чем где-либо в Казахстане. Основа экономики области – нефть. Нефть, которая идет в стремительно «зеленеющую» Европу, а добывается с такими экологическими эксцессами, как сжигание газа на факелах, сверхнормативные и аварийные выбросы, накопление отходов.

    Пиксель для количества просмотров