Генетик о тайнах Урджарской жрицы и черепе Абулхаир хана

Татьяна АЛАДЬИНА
Урджарская принцесса / 7facets.info

ГЕНЫ ЧИСТОЙ КРАСОТЫ

Тайны Урджарской жрицы, Абулхаир хана и древних племен, некогда живших на территории современного Казахстана, раскрывает генетика. Благодаря научным достижениям эксперты находят ответы на важные вопросы и совершают исторические открытия.

Кандидат биологических наук, профессор Лейла Джансугурова душой и сердцем предана любимому делу. В 1989 году она с красным дипломом окончила Казахский государственный университет, параллельно проходя обучение на кафедре генетики МГУ им. Ломоносова. Также Лейла Булатовна училась в аспирантуре КазГУ и защитила кандидатскую диссертацию по специальности «генетика». С 1992 по 1996 год работала научным сотрудником лаборатории нейрогенетики и генетики развития Института биологии гена РАН. В настоящее время возглавляет Институт общей генетики и цитологии. Круг ее научных интересов широк: генетика дрозофилы, генетика человека, проблемы генетической нестабильности, канцерогенез, программированная клеточная гибель, регуляция генной активности в онтогенезе, индивидуальная чувствительность и резистентность организмов к влиянию вредных факторов окружающей среды, определение предрасположенности к онкологическим заболеваниям, генетика старения.

– Как получилось, что вы выбрали для себя довольно нетипичную для казахстанской женщины профессию?

– Изначально я думала стать киноведом. Два года ездила на «Казахфильм» на специальный подготовительный курс. С нами, учащимися 9–10-х классов, профессиональным опытом щедро делились известные кинокритики, режиссеры и артисты. Занятия проходили практически ежедневно с шести до десяти вечера. Случалось, что мы еще и задерживались допоздна: обсуждали новые фильмы и классику, писали самые настоящие рецензии на художественные и документальные картины. Помню, как во время просмотра фильмов делала в темноте заметки в блокноте, а потом вообще ни слова не могла разобрать из моих записей. Все родственники и друзья знали – Лейла будет учиться в Москве во ВГИКе. И тут случилось непредвиденное. Я познакомилась с друзьями старшей сестры – будущими биологами. Когда они рассказывали о практике, животных и растениях, их глаза буквально горели. Я невольно сравнивала их с кинокритиками, на чьих лицах почти не бывает улыбок, и сравнение складывалось явно не в пользу последних. Казалось бы, все решено. Папа даже договорился о том, что в Москве мне не придется жить в общежитии, семья его близкого друга режиссера Леонида Пчелкина согласилась предоставить мне кров, но желание посвятить себя кинематографу исчезло бесследно. Родители не настаивали и не переубеждали меня, за что я им безгранично благодарна. Именно в биологии и генетике я нашла мое истинное призвание. Мне повезло учиться у выдающихся педагогов, с сокурсниками сложились удивительно теплые отношения. Не все из нас работают по специальности, но мы до сих пор близки друг другу, регулярно общаемся и при каждой встрече чувствуем себя так, будто бы никогда и не расставались.

– Какие исследования вам нравятся больше всего?

– Однозначного ответа я вам не дам. Мне интересны все проекты, которыми мы занимаемся, генетика полна секретов, и их необходимо разгадать для науки, истории и человечества в целом. Например, на Семипалатинском полигоне мы изучали представителей трех поколений. В исследовании приняли участие почти 350 человек: очевидцы ядерных испытаний, их дети и внуки. Причем у свидетелей первого взрыва атомной бомбы на Семипалатинском полигоне должно быть не меньше двоих детей, потому что мы хотели оценить генетический риск радиационного облучения на будущие поколения. Мы взяли образцы крови и выяснили, что у внуков показатели здоровья значительно выше, чем у их сверстников, живущих в некоторых регионах Казахстана.

По экологии мы реализуем множество нужных и полезных проектов. У нас на местах заброшенных складов пестицидов катастрофическое положение сложилось: люди живут в помещениях, где годами хранились вредные и опасные для здоровья вещества, там заражены вода и земля, дети рождаются слабыми и болезненными. Разговоры с местным населением ни к чему не приводят. Они продолжают высаживать овощи и фрукты, принимать их в пищу и продавать на трассах, ловить рыбу, растить скот, ставить ульи. Эта тема для отдельной статьи, кратко о ней не расскажешь.

Исторические исследования дарят мне ни с чем не сравнимую радость. Когда мы идентифицировали останки Абулхаир хана, то радовались как на семейном празднике. Общий труд во благо страны невероятно сближает.

– Не возникало ли споров во время рабочего процесса?

– С черепом Абулхаир хана интересная история получилась. Мы исследовали останки трех человек с большого некрополя в Айтекебийском районе Актюбинской области. Археологи и историки считали наиболее вероятным одно захоронение, выглядевшее более презентабельным. Но наше генетическое исследование выявило родство современных потомков Абулхаир хана с другим объектом. Потребовалась реставрация облика двух объектов. В общем, прошло немало времени до признания нашей правоты и организации мемориального комплекса на некрополе Хан моласы.

В ходе раскопок кургана Тасарык в районе аулов Алтыншокы и Лайбулак археологи в 2013 году нашли захоронение знатной сакской женщины. В гробнице находились кости, пролежавшие под землей около двух с половиной тысяч лет. Вместе с землей объект доставили в реставрационную лабораторию «Остров Крым». Исследования показали, что это женщина 40–50 лет в красивом головном уборе, по форме похожем на саукеле. СМИ дружно назвали находку Урджарской принцессой. Наш знаменитый реставратор Крым Алтынбеков и его коллеги воссоздали костюм жрицы и золотой остроконечный головной убор, декорированный растительными узорами, перьями и орнаментом в виде птицы. Знатная женщина определенно имела отношение к народной медицине, по всей видимости, лечила людей, знала о целебной силе растений. Когда мы брали на анализ фрагменты костей, реставраторы уже обработали кости и остатки костюма специфическими растворами, пагубно влияющими на ДНК. Учитывая плохую сохранность древних костей и специфическую обработку, нам удалось определить лишь небольшие фрагменты ДНК Урджарской принцессы, рассказавшие нам об азиатском происхождении ее материнской линии. Информацию о полной ДНК установить не удалось.

Зато генетические исследования энеолитических людей из Ботая прошли успешно и показали интересные результаты, по итогам которых выяснилось, что эта древняя цивилизация оставила очень мало генетических потомков.

Часто работа готовит мне неожиданные сюрпризы. Занимаешься исследованием какого-нибудь древнего рода и наталкиваешься на нечто абсолютно новое и неизведанное. Узнаешь о вымерших популяциях, об удивительных и загадочных событиях, проводишь сравнительные анализы поколений и понимаешь, что впереди тебя ждет множество открытий.

Рекомендуем

Пиксель для количества просмотров