Рост цен на металл может привести к индустриальному кризису
СТАЛЬНЫЕ НЕРВЫ

В последнее время казахстанские бизнесмены все чаще говорят о росте цен на металл. С этой проблемой столкнулись строители, различные производственники и даже мебельщики. Но сильнее всего она может ударить по отечественному машиностроению.

В прошлом году эта отрасль в Казахстане оказалась в числе немногих, не только не провалившихся в отрицательную динамику, но даже показавших неплохой рост – на уровне 16%. Правда, у нас эту отрасль трактуют очень широко, включая в нее и автомобилестроение, и различные работы, и услуги по монтажу и ремонту. Собственно, машиностроение эксперты оценивают примерно в треть от общей статистики по отрасли. Но и это немало, учитывая, что вся она в прошлом году выпустила продукции на 1 трлн 800 млрд тенге. С учетом карантинных обстоятельств – достойный результат. Более того, пандемия даже привела к некоторым положительным процессам. Например, стало сложно пригонять в Казахстан автомобили из-за границы, и это повысило спрос на наши авто.

– Вообще, внимание к отечественному производителю из-за пандемии повысилось, – говорит член правления Союза машиностроителей Казахстана Павел Беклемишев. – Помогла этому, конечно, и поддержка со стороны правительства, делавшего акцент на идее, что «надо покупать казахстанское». «Самрук-Казына», например, активно рекомендовала своим дочерним структурам отдавать приоритет отечественным товаропроизводителям. И на фоне того, что в мире объективно произошел спад объемов производства в отрасли, проблем с металлом не возникало, до конца октября прошлого года даже шел небольшой спад его стоимости. И вдруг в ноябре пошел рост и так стремительно, что к началу этого года цены выросли в зависимости от сортамента от 60 до 80%.

Сначала причины роста наши бизнесмены видели в ценовой игре со стороны российских дилеров и перекупщиков-поставщиков. Наши производители покупают много стальной продукции в России – номенклатура, которую производят казахстанские немногочисленные предприятия черной металлургии, весьма узкая. И странно, но факт: бывает, что наши предприятия закупают казахстанскую же сталь в России. Так непросто бывает договориться с ее производителями на родине! Кроме одного крупного комбината, в Казахстане есть еще несколько производств продукции из чугуна и стали – делают рельсы, уголки, трубы, осваивают выпуск строительной арматуры. Но их мало, буквально по пальцам пересчитать. На ряде предприятий остались еще свои литейные производства, они в полуживом состоянии, но и то хорошо: облегчают ситуацию в некоторой степени, позволяя выпускать какую-то продукцию из металлолома, экономя производству деньги на закупке. Кстати, развитие литейных производств внесено в «Дорожную карту развития машиностроения», и если бы над этим поработали ранее, то сейчас нашим производственникам это могло бы серьезно облегчить жизнь на фоне стремящихся ввысь цен.

Косвенное влияние на цены имеет пандемия, конечно. Но главное – американо-китайская торговая война, которая буквально бушует в мировой экономике, – считает Беклемишев. – Мы к ней напрямую отношения не имеем, но бои в мире идут, и в нас летят вот такие «осколки». С недавнего времени основным мировым производителем стали является Китай, он выпускает до половины всего мирового объема этой продукции! В большей мере его производство строится на австралийском сырье – угле и железной руде. Но с недавних пор австралийцы сократили свои поставки, как считают некоторые наблюдатели, под нажимом США, которые в виде «платы» оказывают Австралии экономическую поддержку. У китайцев стало не хватать сырья, и цены на мировом рынке пошли вверх. Можно было бы успокаиваться тем, что этот процесс идет у всех, но наши проблемы острее – в силу географического расположения страны, логистической специфики, емкости рынка и других параметров.

В январе этого года рост продолжился, и по ряду позиций он близок к двукратному. А в продукции машиностроительной отрасли в зависимости от сегмента затраты на приобретение металла составляют до половины общей себестоимости. При том что маржинальность машиностроительной продукции не очень высокая – 10–15%. Перекрыть 50-процентный рост цены основного материала, даже полностью отказавшись от прибыли, просто невозможно.

– Наша продукция в Казахстане в основном реализуется на рынке регулируемых закупок, – продолжил Беклемишев. – Это госзакупки и то, что покупает холдинг «Самрук-Казына». У них бюджеты жестко фиксированы, и пересмотреть цены вверх они не могут. Может, следует на какое-то время сократить количество закупаемых товаров за счет ремонта, продления сроков эксплуатации уже имеющейся техники, но поднять все же цены на приобретаемую продукцию казахстанского машиностроения, чтобы поддержать отечественного производителя? Он и так десятилетиями чувствует себя «золушкой» нашей экономики, а в последние месяцы вообще остро нуждается в поддержке. Сейчас идет работа над законопроектом о промышленной политике. Так вот, сложившаяся ситуация в том числе и должна быть предметом промышленной политики государства.

Наличие металла по разумной цене и в нужном количестве – это базис для машиностроения. Об этом, кстати, говорил и президент Касым-Жомарт Токаев. Без поддержки наше машиностроение может схлопнуться, как это было в 1990-е. Тогда казахстанским потребителям придется закупать аналогичную продукцию на внешних рынках, но уже по другим ценам. Еще дороже будет социальная цена – в отрасли, по оценкам экспертов Союза машиностроителей, заняты не менее 100 тысяч человек. А учитывая смежников и сопутствующие производства, эту цифру можно удвоить.

Чтобы преодолеть ценовой кризис, который становится отраслевым и может стать индустриальным, повлияв на транспортную сферу, строительство, энергетику, горно-металлургический комплекс, нужно быстро принимать меры. В первую очередь в Союзе машиностроителей предлагают на время убрать все таможенные пошлины и налоги на импорт стального проката. Уже это может снизить затраты в среднем на 15%. Среди других мер – договориться с зарубежными компаниями, закупающими нашу руду и металлолом, о встречных поставках стали по льготным ценам. В конце декабря 2020 года союз обратился в правительство с этими предложениями, но ответа нет. А цены растут…

Мы, в принципе, можем создать условия, чтобы казахстанская экономика не страдала так сильно от внешних ценовых шоков, развивая собственное производство стальной продукции. У Казахстана для этого есть все: и железная руда, и уголь, и уже имеющиеся производственные мощности, и немалый гарантированный рынок сбыта. По моим оценкам, в год в Казахстан ввозится до 2 млн тонн стали и еще примерно столько же в виде уже изготовленного оборудования и машин. На свете немного стран с таким набором условий для развития отрасли, – заключил Беклемишев.

    Пиксель для количества просмотров