Юбилей огромного пожара мог бы отметить в этом году Павлодар, но не будет

Александр ПРОЛЫГИН
© Дмитрий БАГАЕВ из книги «Запечатленное время»

ДНЕМ С ОГНЕМ

В этом году исполнится 120 лет со дня пожара, который произошел в Павлодаре и уничтожил за один день больше 400 домов. Началось все с обычной растопки самовара, хотя есть и другие версии причин происшедшего. Как бы то ни было, в итоге сгорели церковь, мечеть, уездное казначейство, канцелярия уездного начальника, почтовая контора, а также треть всех домов.

«Попил чайку» называется!

На рубеже XIX и XX веков, по данным местной печати, пожарная команда в Павлодаре состояла из одного унтер-офицера и девяти рабочих. А в их распоряжении было «городских лошадей с упряжью – 12; пожарных машин (насосов) – 5; рукавов – 10; летних экипажей – 15; зимних экипажей – 8; бочек – 13; гидропультов – 1; ведер – 6; черпаков – 6; лестниц – 5; багров и кошек – 12; топоров и ломов – 15; лопат – 20; щитов – 20». В 1900 году на содержание пожарной команды уездного центра казна потратила 3 452 рубля 50 копеек. Насос, который использовали пожарные, подавал мощную струю из бочки. Когда в ней кончалась вода, быстро ехали к реке или озеру. Нетрудно представить, что пламя, которое охватывало целые кварталы за считанные минуты, пожарным побороть было не под силу.

Пожар немыслимых для города масштабов начался 24 мая 1901 года в 10 утра. При сильном ветре пламя уничтожило 427 домов. Уездный начальник сообщал тогда, что ЧП случилось из-за растопки самовара. По воспоминаниям старожилов, огонь пришел со стороны казачьей станицы: «Присел казак рядом с сеновалом на своем дворе, дабы вскипятить самовар, и стал растапливать его древесными щепками, раздувая пламя сапогом, полыхнул сеновал, а за ним – соседние дворы».

Но некоторые историки подвергают такую версию сомнению, называя сразу три причины, по которым могло случиться это чрезвычайное происшествие. Одна из них – нарушение техники безопасности при обжиге кирпича. Другая предполагаемая причина – луговые травы поймы речки Усолки, весьма уязвимые для огня весной и летом. И, наконец, сам по себе майский период, который мог отличаться «по большей частию засухой» (такие погодные условия были зафиксированы в «Памятной книге Иоанно-Богословской церкви поселка Ямышевского» в 1899 году). Исходя из этого, могло быть и так, что пожар начался из-за возгорания в речной пойме. Огонь перекинулся на дома и хозпостройки, ведь они стояли рядом с предполагаемым эпицентром бедствия, как писал историк и публицист Александр Еремеев.

«Реял архангел, отгонявший пламя…»

При здешних ветрах, писал журналист Сергей Шевченко во втором томе «Очерков истории Павлодарского Прииртышья» (2000 год) деревянный город с узкими улочками и стогами сена в каждом дворе пылал огромным факелом – выгорело две трети города. Он утверждал, что в Павлодарском областном историко-краеведческом музее есть неопубликованная рукопись Ф. Н. Заливина, которая представляет большой исторический и этнографический интерес. В одной из ее глав есть описание того пожара. Дом и магазин купца Дерова, сообщал Заливин, уцелели в море огня. Многочисленная прислуга покрыла крыши зданий огромными кошмами, которые беспрерывно поливали водой. В разгар бедствия Деров, если верить автору рукописи, выставил бочку водки, которой угощали каждого, кто помогал качать насосы.

«Погорельцы, от имущества которых остались «угольки на самовар», прослышав об этом, кинулись к дому купца помогать спасать его добро и заливать свое горе… По городу разнеслась молва, что во время пожара над домом Дерова, известного благотворительством и другими богоугодными делами, реял некий архангел, отгонявший своими крыльями подступавшее со всех сторон пламя», – писал С. П. Шевченко.

Тогда в городе жил 17-летний фотограф Дмитрий Багаев, позже ставший настоящим корифеем фотодела, известным краеведом и основателем музея. Когда горел город, юноша «с фотоаппаратом и треногой бегал среди огня, помогал тушить пожар, хотя это трудно было делать – ведь горел деревянный город, и снимал потом пепелище», – говорится в книге 2017 года «Дмитрий Багаев: летописец Павлодарского Прииртышья» Веры Болтиной, Татьяны Покидаевой и Людмилы Шевелевой. На одной из фотографий Дмитрия Поликарповича запечатлен город сразу после пожара – в центре возвышается чудом уцелевший дом купца Дерова.

«Немногим удалось спасти свое имущество…»

В «Омских епархиальных ведомостях № 16 за 1901 год вышла корреспонденция «Г. Павлодар» священника Андрея Балашева, в которой он пишет, что во время разгула огненной стихии город представлял собой буквально море огня, после которого осталось огромное пепелище. Только ветер продолжал гулять по запустелому месту. Сгорела, рассказывает он, самая важная, самая большая и богатая половина Павлодара. При сильно свирепствовавшем ветре у местной пожарной команды не было возможности локализовать огонь, который с необыкновенной быстротой перебрасывало с одного строения на другое.

«Народ совершенно растерялся и немногим удалось спасти свое имущество. Трудно себе представить, что было бы, если бы этот пожар случился ночью. К счастью, человеческих жертв не было. Весьма многие остались при той только одежде, в которой были во время пожара. И наш глубокоуважаемый о. благочинный священник Александр Михайлович Павлов, спасая от огня церковное имущество, лишился почти всего своего трудами и годами нажитого. Церковное имущество все спасено. Честь и хвала о. благочинному Павлову за такой примерный, доблестный и святой подвиг. Остальные члены причта успели спасти от огня большую часть из своего имущества и посильно помогли кое-что вынести из церкви», – утверждал Балашев.

По свидетельству священника, благочинный Павлов, как председатель местного церковно-приходского попечительства, видя горькие слезы бедняков-погорельцев, сразу после пожара собрал около 800 рублей добровольных пожертвований для раздачи им. Наиболее крупные пожертвования поступили от Николая Артемиевича Дерова, сына благотворителя и купца Артемия Ивановича Дерова (самого его тогда в городе не было), а также от купца Прохора Алексеевича Сурикова.

Из той же корреспонденции известно, что многие погорельцы, лишившись незастрахованных домов и имущества, многого натерпелись и от непрошенных грабителей (сейчас их назвали бы мародерами), которые, «помогая» выносить из комнат вещи, постарались унести их так далеко от места пожара, что и полиция не нашла.

Известно также, что исполняющий должность Степного генерал-губернатора – военный губернатор Акмолинской области генерал-лейтенант Николай Санников в телеграмме министру внутренних дел Российской империи 29 мая 1901 года писал: «В Павлодаре сгорело 335 домов, в казачьей станице – 92. Сгорела значительная часть запасов хлеба, но для продовольствия городского населения до урожая осталось достаточно. Местные благотворители пожертвовали мукою, продуктами, деньгами до 4 000 рублей. Пособия раздаются беднейшим особыми попечительствами. Ходатайствую о разрешении по поводу погорельцев сбора пожертвований в пределах Степного Края, как это было разрешено в минувшем году для Каркаралинска».

Ущерб и убытки

Говоря о том, какой урон нанесло происшествие, следует назвать большую часть городских строений. Сгорела тем майским днем и деревянная мечеть, говорится в книге «Запечатленное время» 2018 года. Почти год спустя, 14 апреля 1902 г., состоялся сход татарской общины Павлодара, созванный ее главой, купцом Багаутдином Мустафаровичем Тумашевым, и имамом мечети хазретом Нажмитденом Абдрахмановым. В решении схода было записано, что возведение новой мечети из кирпича принял на себя Абдулфаттах Камалитдинович Рамазанов, известный купец и меценат. Он сдержал свое слово и построил мечеть на том же месте, где стояла прежняя.

Огонь уничтожил и Флоро-Лаврскую церковь. К счастью, удалось спасти ее архив и все иконы. После пожара богослужения проходили на переносном антиминсе в кирпичной, тогда еще не освященной церкви, построенной почетным гражданином города Артемием Деровым. Эту церковь – Воскресенскую – люди со временем стали называть Флоро-Лаврской, в память о сгоревшем храме. Еще ее называли «Красной» – по цвету кирпича, а может быть, и за красоту.

«22 августа 1920 г. на месте сгоревшей Флоро-Лаврской церкви была совершена торжественная закладка Владимирского собора. Площадь после пожара оказалась застроенной торговыми рядами и лавками, но город уступил базарную площадь под строительство храма», – гласит «Запечатленное время».

Пожар 1901 года уничтожил, кроме этого, канцелярию уездного начальника, уездное казначейство и почтовую контору. Крова лишились 674 человека, а ущерб исчислялся 380 тысячами рублей. После этого пожара Павлодар отстраивался до 1910 года. Но известный павлодарский историк-краевед Эрнест Соколкин утверждает, что процесс восстановления занял лишь три года.

«К 1906 году число зданий достигло тысячи, – пишет Соколкин в своей статье «Заштатный город» 1970 года. – Население росло в основном за счет переселенцев из европейской России».

По данным энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона, в 1896 году в городе было очень мало ремесленного и рабочего люда: портные, плотники, сапожники, кузнецы и каменщики. Было всего несколько заводов: два салотопенных, мыловаренный и кирпичный. Кстати, в облгосархиве хранится статья «Город предреволюционный», в которой говорится, что после случившегося в 1901 году пожара появилось несколько деревянно-каменных и каменных зданий, которые строились на капиталы купцов Дерова, Осипова, Сурикова, Баландина и других… Постепенно город строился заново, пострадавшие получали жилье и материальную помощь, на месте пожарищ появлялись торговые ряды, и жизнь со временем вошла в свое привычное русло.

Рекомендуем

Пиксель для количества просмотров