Импорт водки в Казахстан загоняет местных производителей в тупик

Дмитрий ШИНКАРЕНКО
rbc.ru

ГОРЬКИЕ СЛЕЗЫ

Казахстанский рынок крепкого алкоголя наводнил импортный товар. Отечественные же производители «горькой» вынуждены выживать.

Совсем недавно появилась информация о том, что производство алкоголя в Казахстане неплохо подросло, да и казахстанцы стали употреблять больше спиртного. Дескать, во всем виноват карантин. Мы решили узнать, как живется «водочным королям».

Это вам не рост

По словам президента Ассоциации добросовестных производителей, импортеров и продавцов алкогольной и табачной продукции Казахстана «КазАлкоТабак» Амиржана Калиева, сравнивать 2020-й с предыдущим годом в корне неверно.

Вы посмотрите на цифры 2013 года! – говорит он. – Более 46 млн литров водки производили. В 2019 году и до 19 млн не дотянули. В 2020 году – уже 22 млн 278 тысяч. Рост объясняется тем, что многие отечественные заводы в предыдущие годы или не работали, или не были загружены на полную мощность. Так произошло, например, и с предприятиями Актюбинской области. Как такового роста производства попросту нет.

По мнению Амиржана Кашкарбаевича, каждая вторая бутылка водки отечественного производства – контрафактная. С учетом импортного крепкого алкоголя – каждая третья.

У нас объем теневого оборота вырос с 25% в 2013 году до 40% в 2019-м, – сетует он. – Контрафакт в основном идет от недобросовестных производителей, которые не хотят платить высокий акциз. Часть такой неучтенки идет из Кыргызстана, там акциз дешевле.

Что касается потребления водки, то в ассоциации считают, что тенденция снижения есть – в пределах 10% за последние семь-восемь лет.

У нас люди нечасто пьют дома, – продолжает Калиев. – В основном на тоях или праздниках в барах и ресторанах. Из-за карантина увеселительные заведения были закрыты, казахстанцы перестали ходить друг к другу в гости. По нашим данным, реальный объем потребления в 2020 году сократился на 25–30%.

По сведениям Ассоциации производителей и импортеров алкогольной и никотиносодержащей продукции «QazSpirits», потребление снизилось процентов на пять.

В начале 2020 года действительно люди приобретали алкоголь, боясь, что он исчезнет из продажи, но потом этот всплеск сошел на нет, – отметил исполнительный директор ассоциации Дмитрий Жуков./cit]

По капельке

Сколько самогона производится в Казахстане, не скажет никто. По неофициальным данным, пять лет назад доля подпольного алкоголя составляла четверть от легального. А с повышением акциза выросла еще больше.

Чуть ли не у каждого второго жителя дачных массивов в Актобе есть свой самогонный аппарат, – рассказывает житель города Анатолий Сапуров. – Я уже не говорю о сельчанах. Здесь секрета нет. В основном делают для себя, редко на продажу. «Гнать» сейчас гораздо выгоднее, чем покупать.

После всех пересчетов себестоимость пол-литровой бутылки «40-градусной» выходит около 180 тенге. В зимнее время еще дешевле.

О росте самогоноварения, а также увеличении контрафакта легальные производители знают, только поделать ничего не могут. Они уповают на внедрение обязательной маркировки алкогольной продукции. Пилотный проект запустили 1 июня 2019 года. Сейчас апробирована вся цепочка: от нанесения QR-кода до вывода товара из оборота. Старт обязательной маркировки планируется с 1 апреля 2021 года (по некоторым данным – с 1 октября).

Маркировка позволит отслеживать продвижение товара по территории РК, от заводских стен или границ страны и до супермаркета, где он будет реализован, благодаря «цифровому следу», – надеются в Комитете госдоходов. – В итоге движение алкоголя будет прозрачно по всей цепочке, от 138 производителей, 800 дистрибьюторов и до 37 тысяч точек розничной реализации алкогольной продукции.

Ужесточение требований к выпуску алкоголя, а также недобросовестная конкуренция со стороны соседних стран вынуждает заводы закрываться. Так, более чем из 30 алкопроизводителей в 2013 году осталось меньше половины.

Помимо круглосуточных «акцизных» постов на территории завода, есть еще онлайн-мониторинг, – поясняют в ассоциации «КазАлкоТабак». – Опять же, акциз производитель платит заранее, еще до того, как продукция произведена. С 18 января мы ввели электронно-сопроводительные накладные. Ведем переговоры о том, чтобы убрать посты.

С привкусом красителей

Заметили на полках магазинов дешевый коньяк? Не спешите его приобретать. Этот алкогольный напиток стал еще одной головной болью легальных производителей. В ассоциации заявляют, что дешевый коньяк главным образом производится из этилового спирта с добавлением ароматизаторов и красителей. А ведь благородный коньяк делается из коньячного спирта путем его производства из винограда согласно технологии, которая более трудоемка, чем производство этилового спирта. Именно поэтому настоящий коньяк не может стоить дешево!

Есть еще один казус, которого нет в соседних странах. Дело в том, что размер акциза на коньяк в Казахстане в 10 раз меньше, чем на водку. 50 тенге за пол-литра коньяка против 510 тенге за такой же объем водки. Что в результате? Производство «ненастоящего» коньяка в Казахстане за последние несколько лет выросло в два-два с половиной раза.

Мы не против коньяка, если бы он был настоящий, – продолжает Калиев. – Сейчас перед правительством ставим вопрос о соблюдении технологии производства коньяка и об уравнении ставки акцизов с водкой, как в России. Есть другое предложение: установить единый акциз на все виды алкогольной продукции, в зависимости от содержания спирта.

Пример единого акциза в мире уже имеется. Двенадцать лет назад в Гонконге ввели адвалорный налог (платежи на основе фиксированной процентной ставки от стоимости товара) на алкоголь выше определенной крепости. Результаты мониторинга рынка Гонконга поразительны.

После введения этой меры «деление» рынка сохранилось фактически полностью: те, кто потреблял дорогой алкоголь, не перешли на дешевый (смещение вниз составило около 7%), зато возродилось местное производство традиционных водок и ликеров, а контрафакт и подделки в нижнем сегменте, наиболее опасном, фактически исчезли, потеряв смысл, – говорит Жуков.

Наглые соседи

В силу географического расположения Россия для Казахстана является основным экономическим партнером. Потенциал реализации алкоголя огромен. Таможенный союз должен был убрать барьеры, однако что-то пошло не так. В декабре 2010 года в России ввели так называемый обеспечительный платеж для импорта алкоголя, в том числе из Казахстана. В феврале 2011 года практически этот же маневр повторила и Беларусь, введя систему специмпортеров.

Получается, что мы завозим продукцию на миллион тенге, а платим обеспечительный платеж на 3,5 млн тенге, – рассказывает Калиев.

Поняв сложность ситуации, Казахстан инициировал соглашение об обеспечении свободного оборота алкопродукции на территории Экономического союза. Однако в 2013 году как Россия, так и Беларусь потребовали поднять акцизные ставки в целях гармонизации. Поясним, еще 10 лет назад южные и часть центральных регионов РФ были заполнены казахстанской водкой. Качественный и дешевый (не потому что контрафакт, а потому что акцизы в РК были в разы меньше) алкоголь пришелся по вкусу российскому потребителю. Российский бюджет терял миллиарды, что, естественно, соседям не нравилось. В итоге казахстанская ставка акциза с 200 тенге за литр водки (в 2013 году) выросла до 1 020 тенге (в 2019 году).

А что же соседи? Нас попросту надули, считают отечественные производители. В Беларуси до сих пор действует институт специмпортеров, из-за которого Казахстан не экспортировал ни одну бутылку водки с 2016 года. Со стороны России остается негласный запрет со стороны Федеральной службы пo регулированию алкогольного рынка.

Помните, как через границу то и дело проезжали грузовички с ящиками водки? – напоминает директор одного из актюбинских алкомаркетов по имени Бауржан. – С казахстанской стороны все было законно, а вот для россиян это был контрафакт, налог ведь уплачен в бюджет РК. После того как акциз стал практически одинаковым, грузоперевозки прекратились. Сейчас мы видим, что цена на водку оторвалась от реальной покупательской способности.

В ассоциации «КазАлкоТабак» считают, раз соседи не выполняют свои договорные обязательства, то следует поэтапно снизить акциз на водку. На первом этапе до уровня 2017 года – 800 тенге за литр. Такой подход обеспечит увеличение выпуска крепкого алкоголя до 30 млн литров в год.

Без пол-литра не обойтись

По информации мониторингового агентства Energyprom.kz, выпуск водки в РК налажен в шести регионах из 17. Значительный объем производства приходится на Акмолинскую область: 7,5 млн литров. Следом идут Северо-Казахстанская (5,6 млн литров) и Алматинская (3,7 млн литров) области, а также Шымкент (845 тысяч литров). Еще 4,6 млн литров приходится на Алматы и Актюбинскую область.

Что касается стоимости, то розничная цена на водку в казахстанских городах в январе 2021 года составила 3 202 тенге за литр – на 8,9% больше по сравнению с январем 2020 года.

Самая дорогая водка среди крупных городов РК в столице – 3 962 тенге за литр. Следом идут Атырау (3 931 тенге за литр) и Актау (3 578 тенге за литр).

В тисках ситуации

Для актюбинского завода «Геом», чья продукция некогда гремела не только на весь Казахстан, но и далеко за его пределами, настали трудные времена. Впрочем, предприятие пока еще держится на плаву. После почти годового простоя (за это время поменялся акционер и решились проблемы с уплатой налогов), в мае 2020 года с конвейера снова сошла узнаваемая продукция.

– Скажем честно, завод потерял клиентов и свои позиции на отечественном рынке, – признает генеральный директор ТОО «Геом» Ахат Исабаев. – Кроме того, мы столкнулись с рядом крупных проблем. К примеру, сейчас наш рынок наполовину заполнен импортной продукцией, в частности из России, Украины, Беларуси. Тяжело отвоевывать рынок, но будем брать качеством. По этому показателю мы можем поспорить с любыми мировыми брендами.

По данным представителей предприятия, выпивают в Казахстане около пяти миллионов человек. Причем любителей «беленькой» с каждым годом становится все меньше – молодежь предпочитает пиво или энергетики.

– Получается, что местный рынок сужается, а выйти на соседние страны не получается, – сетует руководитель компании. – На рынки РФ и Беларуси у нас доступа практически нет, слишком много препятствий. А вот оттуда везут сколько угодно. Только с 2013 по 2020 год экспорт водки в Казахстане уменьшился в 33 раза, тогда как импорт вырос в три раза. На самом деле наша отрасль сейчас находится в стагнации. И это очень печально.

Год назад по заводу поползли слухи о полном закрытии предприятия. Отрицать сей факт Исабаев не стал: вопрос такой стоял, однако учредители посчитали, что лучше сохранить завод, работающий с 1995 года, чем пустить по миру сотни людей. Правда, сократить штат все же пришлось – почти в два раза. Сейчас в «Геоме» трудятся 127 человек, хотя в лучшие годы на предприятии работало более 500.

Баснословной прибыли завод не приносит, – говорит Исабаев. – Себестоимость бутылки водки – около 430 тенге. Плюс акциз и НДС. В итоге прибыль выходит примерно 20 тенге. Средняя зарплата у нас – 120 тысяч тенге. Мы бы хотели ее поднять, хотели бы модернизировать производство, но не можем этого сделать.

Немного выручил предприятие спрос на элитный алкоголь – компания впервые стала производить ром, джин, виски, бурбон. Объем пока небольшой. А вот выпуском коньяка здесь не заинтересовались в силу специфики производства.

Проблема, которая душит всю отрасль, – слишком высокие акцизные ставки, – пояснил Исабаев. – Считаем, что акциз у нас выше нормы в пять раз. Есть еще момент: если в других странах акциз оплачивается после того, как товар произвели, то мы оплачиваем этот налог до того, как выпустили алкоголь. То есть фактически мы вытаскиваем деньги из оборота. Это неправильно.

Кристальный оптимизм

Еще один крупный производитель крепкого алкоголя – актюбинское ТОО «Максимус» – тоже столкнулся с рядом проблем, однако в марте 2020 года предприятие вышло на оптимальный уровень производства. При этом здесь умудрились расширить ассортимент продукции.

Стоимость акциза действительно высока и не дает возможности роста производства. Соответственно, и водка у нас дорогая, – комментирует директор по маркетингу и развитию бизнеса ТОО Серикбол Абдикаримов. – Простая арифметика: себестоимость готовой продукции с учетом сырья и комплектующих (зерно, стеклотара, колпак, этикетка, энергоносители, производственные расходы) составляет около 350 тенге на бутылку водки емкостью 0,5 литра. Плюс акцизный налог в 510 тенге. В итоге минимум 860 тенге… Но и это еще не все. Водку необходимо доставить в города Казахстана и непосредственно в точку сбыта, а это дополнительные расходы и производителя, и дистрибутора. Отсюда вывод – дешевую водку производить нерентабельно. И мы постепенно уходим из дешевого сегмента, хотя теряем долю и отдаем рынок производителям дешевого коньяка и контрафактной водки.

В компании говорят, что с удовольствием бы освоили рынок ЕАЭС, но пока не получается.

Казахстанская водка имеет хороший имидж в приграничных областях РФ за счет качества и цены, – считает Абдикаримов. – Сейчас осталось только качество, и при паритетных ценах на полках розницы РФ мы, по крайней мере, будем предпочтительнее. В Беларуси государственная монополия на производство алкоголя, там нас тем более не ждут. Что касается Армении и Кыргызстана, мы ведем работу по налаживанию экспорта в эти страны, но необходимо учитывать конкурентоспособность нашей продукции по цене в сравнении с российской, белорусской и даже украинской продукцией, присутствующей на этих рынках. Производственные мощности заводов РФ, Беларуси и Украины позволяют им иметь себестоимость продукции ниже, чем у нас.

Что касается представительства отечественного алкоголя на рынках дальнего зарубежья, то наметился определенный прогресс. Водка от «Максимуса» реализуется в Германии и четырех штатах США.

Завоеватели зарубежья

По данным центра развития торговой политики QazTrade, потенциал экспорта отечественной алкопродукции находится за рамками ЕАЭС. Производителям предлагается рассмотреть Китай, Японию, Нидерланды, Латвию, Швейцарию, Сингапур и Южную Корею.

В ассоциации «КазАлкоТабак» гордятся качеством отечественной алкогольной продукции. Наш 40-градусный напиток состоит из спирта на зерне. А вот ингредиенты у украинских и белорусских производителей – из сахарной свеклы, которая влияет на вкусовые качества.

Дальнее зарубежье осваивать нужно, – уверен руководитель ассоциации Амиржан Калиев. – В небольшом объеме отечественная водка представлена в Германии, Великобритании и США. Пробовали поставлять в Турцию, но не пошло… Интересен азиатский рынок. Вьетнам, например. Однако бюрократические проволочки в этой стране не позволили нашим предприятиям получить лицензию и легально работать. Тут еще вопрос в логистике: доставка очень дорогая, цена значительно возрастает, что снижает конкурентность отечественного алкоголя.

Рекомендуем

Пиксель для количества просмотров