Где можно увидеть музыкальную историю страны?

Ярослав РАЗУМОВ
©ЭК/Андрей ХАЛИН

МЫ ЗА СЦЕНОЙ НЕ ПОСТОИМ!

Если о Казахском национальном академическом театре оперы и балета им. Абая когда-нибудь будут снимать многосерийный фильм, то отдельную серию обязательно посвятят его музею. На небольшом пространстве сосредоточено столько экспонатов, что хватило бы на серьезную по размерам экспозицию в большом музее.

Буквально каждый предмет здесь имеет большую художественную и историческую ценность. Мне повезло – экскурсию по музею пожелала провести сама Ая Калиева, в тот момент еще директор театра. К сожалению, это стало фактически ее последним общением с прессой в этом качестве, вскоре Министерство культуры ее уволило

Музей при театре им. Абая существовал всегда, но нынешний вид приобрел в последние годы, после большой инвентаризации запасников, когда выявили много редких предметов. В 2016-м была создана большая галерея, где представлены костюмы из исторических постановок и редкие фотографии. Есть еще афишная галерея и рекреационная зона, открытые в 2019 году.

Экспонатов могло бы быть больше – в годы затяжной реконструкции театра, в конце 1990-х, многое из коллекции музея было утеряно, что-то попало в частные руки. Ветераны театра с грустью вспоминают те предметы. Например, костюмы Улановой, работавшей в Алматы в годы Великой Отечественной войны, или большие колокола из оперы «Царская невеста». Вернуть это очень сложно, говорит Ая Жакеновна. Но и сейчас в экспозиции есть уникальные вещи, например, работа знаменитого художника Сергея Калмыкова, который некоторое время оформлял спектакли. Его эскизов, к сожалению, сохранилось очень мало, один из них к опере «Аида». Открывают же экспозицию афишной галереи работы художника Анатолия Ненашева, работавшего в театре со дня его основания более 30 лет.

Он был главным художником, и с его именем связаны все первые казахские спектакли: Анатолий Иванович поставил и «Айман-Шолпан», и сделал все постановки «Кыз Жибек» – 1934, 1944 и 1954 годов. Без всякой натяжки и пафоса его вклад в развитие нашего театра огромен. Уже в первые годы становления сценографического искусства Казахстана Ненашев сумел его прославить: декорации «Кыз Жибек» в Париже в 1937 году получили золотую медаль. И это было только началом – совершенно уникальной стала его постановка 1954 года с прозрачной юртой, воздушными перспективами! В нашей новой постановке «Кыз Жибек» в 2020 году мы просили художников постараться передать дух Ненашева, – говорит Ая Жакеновна.

В театре в первые его десятилетия существовали одновременно две труппы, казахская и русская, и со второй работал другой большой мастер – Всеволод Теляковский, сын последнего директора Императорских театров и ученик знаменитых Александра Головина и Константина Коровина. Начинал он в Мариинском театре.

Его «Пиковая дама», «Снегурочка», «Паяцы», «Евгений Онегин» – это шедевры, опыт которых переходит в театрах из поколения в поколение, и Теляковский принес его сюда, к нам, оформляя первый спектакль «Лебединое озеро» в 1938 году. Представляете – театр только создан, и сразу в него приходят такие мэтры! Эскизы театральных декораций Ненашева и Теляковского – это шедевры, их можно и в картинных галереях выставлять, – рассказывает Ая Калиева.

К опыту старых мэтров в театре обращаются нередко. Например, в 2019 году, когда готовили юбилейную постановку оперы «Абай», использовали сохранившиеся декорации художника Кулахмета Ходжикова, оформлявшего «первого» «Абая» в 1944 году. А с наследием Гульфайрус Исмаиловой сверяют едва ли не каждый классический спектакль. Жизнь этого прекрасного мастера очень плотно была связана с театром им. Абая, она много лет работала в нем сначала художником-постановщиком, потом главным художником. В музее можно увидеть выполненный ею сценический костюм знаменитого драматического тенора Василия Яковенко, эскизы декораций к различным балетам, афиши спектаклей.

Особенность ее работы была в том, что Гульфайрус Мансуровна дважды создавала макет полного спектакля – в начале работы над ним и к сдаче спектакля. Это огромный труд, и все она делала своими руками – вышивала, рисовала. Все, за что бралась, получалось прекрасно. Вот, например, афиша к опере «Жумбак Кыз» – она сама по себе шедевр, – говорит Ая Калиева.

Есть в музее настоящий клавесин, который привезли для оперы «Севильский цирюльник» и на котором играл Ермек Серкебаев. Посетители музея могут тоже поиграть на нем или посмотреть в зеркало, которое стояло в гримерной Куляш Байсеитовой. А вот примерить маску, в которой Заурбек Райбаев исполнял прославивший его на весь СССР танец «Золотого орла», конечно, нельзя – слишком тонкая работа, лежит под стеклом. Но некоторые костюмы знаменитых артистов можно потрогать.

Отдельная тема в музее – это афиши. На них вся история театра Абая, начиная с довоенной эпохи. Все они уникальны, но некоторые – настоящие раритеты. Афиша от 1938 года «Лебединое озеро» – первый балет, поставленный казахстанской труппой под руководством Леонида Жукова, со знаменитым Александром Селезневым в главной роли. Уникальная афиша первой постановки «Кыз Жибек», с которой начинается казахское оперное искусство. Или афиша первой оперы на патриотическую тематику «Гвардия, алга!», написанной Евгением Брусиловским в 1942 году. Есть афиши уже почти забытых произведений, которые и музыковеды не сразу вспомнят, например, опера казахстанского композитора Оскара Гейльфуса «Рихард Зорге», либретто к которой написал Олжас Сулейменов.

Если посмотреть на афиши 1940–1950-х годов, невозможно не удивиться, в каком темпе работали наши предшественники – могли в один день давать и «Лебединое озеро», и «Чародейку»! И так несколько дней подряд! Невероятный труд. А еще вечером иногда ставили «закрытые спектакли». Это или показ для «высших мира сего», или сдача спектакля, – рассуждает Ая Жакеновна.

Музей в КНАТОБ сегодня единственное общедоступное место, где системно представлена вся история казахстанского балета и оперы, имена ведущих режиссеров, танцоров, певцов, музыкантов, дирижеров разных поколений – Рамазана Бапова, Курманбека Джандарбекова, Леонида Шаргородского, Газиза Дугашева, Зои Плужниковой, Бориса Рябикина. Огромный пласт истории культуры, который, как ни удивительно, сегодня интересует не многих.

Наши музыковеды почти не пишут ни о балете, ни об опере. Работ по ним очень мало, нет анализа развития сценографической, дирижерской, композиторской школ. Должны быть критические статьи, энциклопедия – ничего нет! Удивительно с учетом того, какой огромный материал у нас существует, – сетует Ая Жакеновна.

    Рекомендуем

    Пиксель для количества просмотров