Уроженец Алматы рассказал о своей работе в Большом театре
ДЕЛА ИДУТ ПОЛНЫМ ХОРОМ

Уроженец Алматы, артист хора Большого театра Никита Страшинский успевает не только принимать участие в постановках этого легендарного коллектива, но и заниматься сольной карьерой. Так, в паре с выпускницей оперного центра им. Галины Вишневской Евгенией Красиловой он выступает с концертами в жанре кроссовер. В их оригинальном прочтении можно услышать такие известные произведения, как «Богемская рапсодия», арии из рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда» и многие другие композиции.

Никита с благодарностью вспоминает своих педагогов из Алматы. Это Светлана Нугмановна Саитова и Аманжол Канкакович Бакиров. Именно они помогли ему выстроить ту вокальную технику, которая теперь вызывает эмоции у слушателей. Никита успешно выступал в южной столице со своей группой, пока не достиг здесь творческого «потолка». Страшинский решил переехать в Москву, чтобы продолжить поиски себя в музыкальном мире. Первый год жизни в российской столице Никита пел в церкви, выступал на частных мероприятиях. Затем успешно прошел прослушивание в Большом театре.

Сегодня Никита занят в большинстве репертуарных постановок: «Евгений Онегин», «Борис Годунов», «Царская невеста». Он является лауреатом международных конкурсов и пишет собственные песни.

– Никита, что самое сложное в работе в Большом театре?

– Штат Большого театра более трех тысяч человек. Поскольку это лучший театр страны, то здесь нет права на ошибку, потому что в противном случае ты не соответствуешь своему статусу артиста Большого театра. С одной стороны, роль артиста хора не так заметна, но это неверное мнение. Очень часто в этом коллективе каждый отдельный артист выполняет свою собственную функцию.

Все, и представители хора в том числе, должны все сделать правильно. Важны соблюдение длительности нот, ритмическое движение, соблюдение нюансов и штрихов. И порой в момент пения нужно делать что-то активное, даже отвернувшись от дирижера. К тому же в один день могут репетировать три оперы. Представьте, что с утра вы инквизитор, потом дается небольшой перерыв, а к вечеру вы должны превратиться в представителя измученного народа или какого-то юродивого. Нужно в течение одного дня плавно перетекать из одного состояния в другое. А порой эта разница сокращается до одного часа.

– И как же справляться?

– Самый лучший секрет – это отвлечься. Можно пообщаться с интересным собеседником на отвлеченную тему, почитать книгу или пойти погулять, созерцая природу. Или же послушать совершенно другую музыку. Кто-то спит. Но основная проблема нашей работы и состоит в том, что очень трудно отключиться от всего происходящего. И даже в два-три часа ночи в голове еще может играть какая-то опера. Можно проснуться в четыре утра и услышать в голове строчки из нее.

– Никита, вы работаете в самом лучшем театре России. Зачем вам заниматься чем-то еще? В данном случае я говорю о ваших выступлениях в жанре кроссовер.

– Хочется двигаться к мечте. И потом я учился на солиста. В Большом театре очень большая нагрузка. График порой такой, что многие не выдерживают эмоционального напряжения. Поэтому, как правило, люди не могут заниматься чем-то еще – не хватает сил и энергии. Люди, большинство из которых солисты в этом хоре, смиряются. Их начинает устраивать стабильность. Другие все же находят в себе силы развиваться в разных направлениях: ищут коллективы со стороны, проходят еще какие-то прослушивания, не останавливаются в своем развитии. Конечно, они испытывают очень большое напряжение, но идут вперед. Люди, которые хотят сделать что-то еще, используют все свое свободное время, лишая себя выходных. Я тоже отношусь к их числу. Мне важно иметь возможность самовыразиться и высказаться.

– Чем вам интересен кроссовер?

– В этом жанре могут органично сочетаться элементы оперы, поп-музыки, рока и электронной музыки. Часто задачей направления является популяризация классики. Знакомые произведения в жанре кроссовер звучат свежо, оригинально, чувственно и позволяют взглянуть на полюбившееся произведение с другого ракурса.

Для меня это эксперимент со звуком, аранжировкой, трактовкой песен. Но эксперимент не опасный, а увлекательный, открывающий новые грани знакомых произведений. И хочется все-таки принимать в этом участие, не жалея в будущем о несодеянном.

    Пиксель для количества просмотров