Окаменелые фекалии вымерших птиц раскрывают тайны саморегуляции экосистем

Андрей ДУДНИК

Речь об экскрементах моа – самого гигантского пернатого, который мог стать прототипом легендарной «Птицы Рух».

В новом научном проекте исследователей из Университета Аделаиды (Австралия) внимание было сосредоточено на изучении ископаемых копролитов – окаменелых фекальных отложений вымерших птиц Новой Зеландии, в частности знаменитых моа – возможно, тех самых гигантских пернатых, которые могли стать одним из прототипов легенд о «Птице Рух».

Как пишет британская The Guardian, после длившейся более 55 миллионов лет изоляции Новая Зеландия была в XIII веке заселена представителями современного человека. В результате уникальная местная фауна, которая не имела млекопитающих, но содержала несколько видов крупных нелетающих птиц, претерпела значительные изменения.

В течение всего 200 лет после проникновения человека на острова 41% всех местных птиц вымерли, включая моа.

Экосистемы представляют собой сложные сети организмов, которые удерживаются вместе невидимыми, но жизненно важными звеньями экологических взаимодействий. Виды конкурируют, поедают друг друга, соприкасаются и, по сути, взаимно зависимы в процессе выживания. Ископаемые останки показывают нам картину прошлого, однако для восстановления целостной картины взаимодействий в пределах экосистемы и изменениях в ней из-за вымирания того или иного вида необходимы более глубокие исследования, к примеру на уровне анализа ДНК.

К счастью для науки, относительно небольшой срок с момента вымирания вида и умеренный климат Новой Зеландии позволяют ученым получать в свое распоряжение исключительно хорошо сохранившиеся образцы ископаемых останков. Используя мощные молекулярные инструменты, такие как высокопроизводительное секвенирование, которые позволяют одновременно анализировать большое количество древних образцов ДНК, изучение копролитов и иных останков выведено на совершенно новый уровень.

Команда ученых работала с 23 образцами копролита возрастом от 124 до 1 557 лет, оставленными какапо (единственный выживший вид в исследовании) и четырьмя видами моа.

Анализ фрагментов ДНК, сохраненных в копролитах моа и какапо, показал, что все они употребляли в пищу грибы. Моа также были не прочь попастись на мхах и папоротниках. На основе морфологических и ископаемых доказательств выяснилось, что существовали значительные различия в типах растений в копролитах каждого вида, что подтверждает идею о том, что различные виды моа имели свои собственные диеты и предпочитали разные ареалы обитания, однако пересекались между собой.

Поскольку какапо и моа питались не только растениями, но также семенами и грибами, они представляли собой уникальный механизм переноски семенного материала и опыления ряда видов местных растений и грибов, часть которых к нашему времени уже тоже вымерли, потеряв птичье средство размножения. Этот факт подчеркивает уникальную роль, которую играли коренные птицы Новой Зеландии в местной, до поры до времени замкнутой экосистеме.

Вымирание – печальный процесс, поскольку означает необратимую потерю вида. Однако, поскольку виды не существуют в вакууме, эффекты вымирания не ограничиваются их исчезновением, а дают обширные импульсы всей экосистеме. В частности, для островных экосистем, имеющих ограниченное число видов, как в случае с моа и Новой Зеландией, утрата одного вида может привести к краху экосистемы.

Например, Гавайские острова подверглись драматическому вымиранию местных видов птиц с приходом европейцев. Микроскопические исследования сохранившихся экземпляров показали, что пыльцевые зерна прилипали к их перьям и таким образом транспортировались для опыления растений.

То есть вымирание птиц привело к уменьшению численности многих местных растений как на Гавайских островах, так и в Новой Зеландии.

Рекомендуем

Пиксель для количества просмотров