«Под молот репрессий попали мой дедушка и дядя. Они были расстреляны»

Куаныш ЖУМАШЕВ

Фото Александра МАРЧЕНКО

В День памяти жертв политических репрессий в поселок Долинка из города Майями (штат Флорида, США) приехал потомок репрессированных Анатолий Зиканов.

— Я сам уроженец Караганды, мои дедушка с бабушкой были репрессированы, впоследствии реабилитированы, — говорит он. — Через Карлаг прошло более миллиона человек, граждан нашей большой и когда-то единой страны. Здесь отбывали сроки люди самых разных национальностей — японцы, корейцы, немцы, чехи, венгры, болгары, поляки и другие. И сейчас многие их предки лежат в общих могилах. К сожалению, имена многих до сих пор остаются безвестными. Мы бы хотели, чтобы власти Казахстана, администрация региона поспособствовали бы обнародованию этих списков. Чтобы потомки погибших людей могли приехать на эти могилы и отдать дань уважения. Можно сделать один общий мемориал, на котором были бы выгравированы имена.

Фото Александра МАРЧЕНКОФото Александра МАРЧЕНКО
Фото Александра МАРЧЕНКО

72-летняя Мария Ермаченкова ежегодно приходит к стене Скорби, установленной у здания Музея памяти жертв политических репрессий в поселке Долинка. Родителей Марии Дмитриевны, проживавших на Украине, арестовали в 1949 году. Из семьи у нее остался только старший брат, которого определили в спецучреждение для детей "врагов народа". Саму девочку приютила родная тетя.

— Жизнь, конечно, была не сахар, слава богу, выжила. У меня дочь, трое прекрасных внуков. Честно признаться, хоть родители впоследствии были и реабилитированы, дороги передо мной не все были открыты. Например, я хотела в качестве вольнонаемной сотрудницы устроиться на работу в воинскую часть, но меня не взяли. В личном деле было указано, что мои родители были репрессированы. А это как клеймо, — рассказывает женщина.

Свято чтит память о своем репрессированном родственнике житель города Шахтинска Болат Нурмаков. Его дядя, известный общественный деятель Ныгмет Нурмаков, работал в структуре ЦИК СССР. Благодаря своим уникальным организаторским способностям Ныгмет Нурмакович занимал высокие посты: в 1922 году ему доверили управление Верховным революционным трибуналом Казахстана, в 19231924 годы руководил казахским отделом Верховного суда, был у истоков формирования прокуратуры. В эти же годы он редактировал газету "Қазақ тілі" и журнал "Қызыл Қазақстан". Арестовали его в 1937 году.

— Под молот репрессий попали мой дедушка, дядя, они были расстреляны. Дядина дочка Тамара скончалась в детдоме после ареста своих родителей в возрасте 16 лет. Младший сын Ноян выжил и даже участвовал в Великой Отечественной войне. В 1986 году скончался в Москве в чине полковника военной службы, — вспоминает Болат Нурмаков.

Фото Александра МАРЧЕНКОФото Александра МАРЧЕНКО
Фото Александра МАРЧЕНКО

    Рекомендуем

    Пиксель для количества просмотров