Экспресс К
Мнение автора
«Новые патриции» из сермяжного прошлого
Как бы ни рядились казахские «патриции», мы видим их дамбалы.

Благодаря науке генетике мы теперь можем, характеризуя человека, сказать: «Это ему передалось по генам». Видимо, существует все-таки связь предков с нами через века, когда нам передаются их мысли и поступки. Так же и с аристократизмом – нельзя стать лордом или ханом в одночасье: это врожденное, это в генах, это впитывается с молоком матери. Однако наши новоявленные чиновные и финансовые мужи (что, впрочем, одно и то же), к сожалению, не понимают таких простых истин, возомнив себя патрициями, для которых все остальные только плебс.

Обилие в каждом городе страны так называемых «дворянских гнезд» со своей инфраструктурой и челядью говорит только о неуемном стремлении поставить себя выше других смертных, не признавая права за ними на лучшую жизнь.

Они, имея в руках неограниченные финансовые ресурсы и власть, отгородились от народа заборами, ресторанами, школами, пытаясь создать свой мирок. Но никуда не денешь души и будь они хоть трижды на дню надушены Kenzo, запах их сермяжного прошлого будет все время с ними.

Они не понимают, что умение играть в гольф, отправка детей на учебу за границу, владение определенным запасом слов английского языка не являются показателем их избранности. Наличие у них огромных дворцов и больших конюшен не есть их аристократизм.

Они отгораживаются от всех, создают свой мир, где друг друга если не понимают, то не осуждают, потому что все знают, каким образом и на какие деньги создан их круг общения, где «можно любого взять за руку и отвести в суд». Пусть они выучили с трудом, но выучили слова «диверсификация», «лизинг» «кластер», однако комсомольско-партийное прошлое из них лезет как молоко при закипании. Они не знают, что респектабельность и манеры не передаются по линии КПСС и ВЛКСМ.

Вот наши власть предержащие и стали лихорадочно выискивать в своих родословных хоть какие-то намеки на причастность к значимым и великим людям прошлых времен. Для этого нанимаются историки и этнологи, могущие за плату подвести любую базу под привязку серого чиновника к родству с казахским дворянским сословием в период становления и развития Казахского ханства. Но, повторимся, невозможно вдруг стать благородным и уважаемым лишь за то, что ты занимаешь должность или родился в семье человека, стоящего у власти.

Евгений Ханкин

Современное столбовое дворянство еще вчера столбенело от нового корыта.

Казахское дворянство

Во все времена дворяне фактически признавались единой корпорацией, объединенной общностью правового статуса, преимуществом которого должна была стать близость к верховной власти. Родословные распри отходили на второй план перед необходимостью добиться хотя бы временного сословного единства, чтобы обеспечить облегчения служилого тягла ценой политической лояльности к притязаниям правителя на неограниченную власть.

Это понимал, например, Петр 1, когда в 1711 г. вместо Боярской думы создал новое высшее учреждение – Сенат. Он предназначался для коллегиального управления государством: в случае отсутствия в столице Петра I Сенат должен был следить за действиями всех властей. К сожалению, власть предержащие этого не понимают, хотя в нашей истории есть примеры советов биев, родовые курултаи, коллегиальные органы Алаш Орды.

У казахов, как в любом государстве, была своя элита. Конечно, она имела свои особенности, заключавшиеся в государственном устройстве (деление на жузы) и поведенческом образе. Ориентация на приобретение сословной чести выслугой чинов являлась отличительной чертой значительной части элиты Казахского ханства.

Можно с уверенностью говорить, что степное дворянство, представленное султанами, беками, эркенами, мырза, соблюдая свои личные интересы улучшали и укрепляли общие направления развития нации. И, что примечательно, простой человек мог подойти к ним и к хану, сказав: «Дат таксыр!» Это означало, что те обязаны были его выслушать, не отгораживаясь от него приемными днями или нехваткой времени. И это было одним из ярких атрибутов степной демократии.

Казахская знать понимала, что правители должны быть просвещенными людьми. Особенно это проявилось во времена Касымхана и Таукехана, которые как Петр 1 прекрасно осознавали важность развития культуры и образования. Хорошо известна та общественно-политическая значимость, которую русский поэт Пушкин придавал дворянству как «необходимому и естественному сословию… образованного народа», способному усовершенствовать государственную систему через органы представительства.

Как один ярких примеров такого подхода к государственным делам явилось рождение правнука Абылайхана Чокана Валиханова, соединившего в себе казахский менталитет с российским образованием и культурой.

У нас под властью Российской империи, особенно на рубеже XIX и XX веков, сформировалась элита, которая во многом определила ориентиры казахов в культурном и просвещенческом планах. Кто из ныне живущих современников (с поправкой на время и технологии) может сравниться с И. Алтынсариным, А. Букейхановым, А. Байтурсуновым, М. Тынышпаевым, Х. Досмухаметовым, С. Асфандияровым и многими другими из той когорты?

Их преимущество перед сегодняшней казахской элитой состоит в том, что они формировались не как интеллигенция окраины метрополии, а как люди, прекрасно понимающие силу интеллектуальных возможностей. Они, в отличие от нынешней «знати», всегда были с народом, не разделяя его на высшее и низшее сословия. Они были «интеллектуальным дворянством» и несли ответственность в своих действиях в роли лидеров народа.

Субординация или прогибание

Всякое достаточно большое количество людей, вынужденное жить как единое целое длительное время, разделяется на множество групп, между которыми устанавливаются отношения субординации (начальствования и подчинения). Эти отношения устанавливаются как отношения управляющих органов групп, в конечном счете – людей. Так складывается иерархия этих отношений.

В отношениях между людьми и их группами в самих основах структурирования имеют силу объективные социальные законы. Группа стремится сделать каждого члена (индивида) максимально зависимым от нее. И она имеет для этого средства. От нее зависит успех индивида по работе, жизненные блага, награды и наказания. Положение начальника считается лучшим, чем положение подчиненных. Начальник стремится к максимальному подчинению нижестоящих. Начальство стремится свести к минимуму риск и ответственность. Это прекрасно понимают все ступени властной пирамиды в Казахстане и всячески поддерживают существующее положение.

Российский философ А. Зиновьев пишет:

Уже на микроуровне неизбежно разделение людей на начальников и подчиненных, на имеющих власть и подвластных, а также на различные категории людей в группах. Это служит самой глубокой основой неравенства в распределении социальных позиций и жизненных благ.

С изменением мира меняются и формы государственного устройства. Но всегда неизменно, что честь и служба – нерасторжимые понятия. Не типичное, но должное для конкретных обстоятельств постепенно превращается в норму поведения для человека, претендующего на звание истинно благородного дворянина. При этом он не будет выпрашивать себе висюлек на грудь или синекуры. Несомненно одно: для человека личное достоинство проявляется в убеждении, что награда может быть только следствием беспорочной службы народу и Отечеству. К сожалению, внедряемые и контролируемые нашей властью стереотипы всеподданнической верности одному правителю не оставляют места благородным помыслам и идеям истинной казахстанской элиты.

По мнению А.С. Пушкина, именно екатерининская эпоха положила конец своеобразному «дворянству духа», которое могло существовать лишь благодаря передаче культурных традиций из поколения в поколение. «Развратная государыня, – писал поэт, – развратила свое государство».

В итоге опора монархии стала формироваться из «преданных наемников», подавив этим любое проявление независимого корпоративного самосознания нобилитета.

Джон Фаулз:

Честный бедняк мало отличается от нувориша, только тем, что денег нет. Бедность заставляет человека гордиться своими достоинствами (и иметь их, чтобы было чем гордиться), видеть ценность каких-то иных, чем деньги, вещей. Когда такой человек вдруг разбогатеет, он не знает, что делать с этим богатством. Забывает о прежних своих достоинствах – впрочем, они никогда и не были истинными. Он полагает теперь, что главное достоинство – это делать и тратить деньги. Не может представить себе, что есть люди, для которых деньги – пустой звук, ничто. Что самые прекрасные в мире вещи имеют самостоятельное, не зависящее от денег значение. / «Коллекционер»

Создание премиум-резерваций

Теперешняя казахская элита выросла и взращена в советское время, которое при каждом удобном случае клеймят все, кому не лень. И это срабатывает для национал-патриотов в получении ими политических очков. Ряды национальной элиты пополняются вчерашними партийными функционерами и их подрастающими родственниками. Введение этих людей в высшие эшелоны власти происходит сугубо по принципу личной преданности. Однако эти люди, чувствующие себя патрициями, не замечают, что сами они находятся на побегушках у людей, стоящих выше них по положению или финансам.

Нашим государством управляют лица, не имеющие морального и этического права занимать руководящие должности. Это люди другой породы, создавшие свой порочный круг как в мафии, где «вход доллар, выход – два». Чтобы сохранить статус-кво они прибегают к репрессиям, обману, манипуляциям.

Почти все казахстанское общество оттеснено от успешного предпринимательства. Конечно, нельзя говорить, что нет удачливых бизнесменов. Но очевидно, что нет ни одного крупного предпринимателя, поднявшегося самостоятельно, без родственных или клановых связей с представителями власти. Слово «крыша» уже давно приобрело свой нарицательный характер.

Эти незаслуженные нувориши получают за копейки в свою собственность все объекты, бывшие когда-то народным достоянием.

Новоявленные казахские набобы берут пример с древнеримских патрициев, селясь на холмах. В Алматы это и природоохранные зоны, и Кок-тюбе, и беспощадная вырубка Дубовой рощи в природоохранном (!) парке «Медео», варварское уничтожение гектаров яблоневых садов на Каменском плато. Они пытаются брать пример с цивилизованных стран, сами не соблюдая базовый принцип этих государств – соблюдение законности. Почему, например, в той же Прибалтике были приняты законы о реституции? Да только потому, что оставление без наказания нарушений закона может привести народ к отторжению от власти.

Демократия в любой стране имеет выстроенные и выстраданные корни. За нее борются как простые люди, так и люди с мощным генофондом. И это их естественная среда. Это личности с масштабным видением прошлого, настоящего и будущего и пониманием неподдельной ответственности за судьбу своего народа и своей страны. Как бы ни рядились новые казахские «патриции» в костюмы от Brioni, сорочки от Armani, но, сняв одежды, мы увидим те же самые дамбалы, незримо присутствующие на теле. Они не понимают, что умение играть в гольф, отправка детей на учебу за границу, владение определенным запасом слов английского языка не являются показателем их избранности. Наличие у них огромных дворцов и больших конюшен не есть их аристократизм. Они извращены вседозволенностью и ложным пониманием своего предназначения. Они забыли народную мудрость, гласящую, что с высоты больнее падать. И они не задумываются, что в тех местах, где они выстраивают себе обособленную жизнь в своих шале, случаются сели и оползни…

    Пиксель для количества просмотров