Наше телевидение в глубоком жоре на качественный, умный и стильный телепродукт.

Время от времени по разным телеканалам идут рекламные ролики, посвященные круглым датам этих электронных СМИ. Например, «Хабару» уже 25, «31-й» отметит 30-летие. В условиях новой формации, когда ожидаемо на нашу страну свалилась независимость, это очень большой срок. И тут надо учитывать, что до этого в Казахстане существовало телевидение со своими наработками, опытом, выстроенной системой вещания. Но вот только есть ли повод для радости встречи юбилеев в пока еще медленно развивающемся государстве?

Судя по телепрограмме, у нас существуют свыше 10 телеканалов¸ транслирующих свои передачи по всему Казахстану. Это не считая другие областные и даже городские студии телевещания. На первый взгляд, неплохо. Однако недоумение и тихий ужас вызывает их содержание, или, как модно нынче говорить – контент. А самое страшное в этом то, что руководство этих телеканалов, похоже, устраивает их телесетка и подача материала, и они не стремятся ничего кардинально менять. А надо бы.

Юмор в тему:

– А я, оказывается, очень даже ничего! – сказала жизнь, посмотрев телевизор.

Круто, ты попал на TV

Сложившееся положение вещей было бы незаметным для простого зрителя, не будь у него достижений цивилизации в виде спутниковых антенн и кабельного телевидения. Так что он, зритель, вольно или невольно может сопоставлять качество телепрограмм местного розлива с зарубежным контентом. Так выходит, что мы сравниваем в первую очередь с российским ТВ. И подавляющее большинство телезрителей отдают предпочтение именно телевидению соседнего государства, причем справедливо и заслуженно (мы сейчас не говорим об идеологической составляющей). А если начать соотносить наше ТВ с западным, то окажется, что мы в глубоком жоре на качественный, умный и стильный телепродукт.

Критерии полноценности телевещания у нас преподают на журфаках по всему Казахстану. Это не только пресловутый рейтинг, но и каждодневный объем времени вещания, жанровое разнообразие программ, успешное функционирование новостной службы, и как результат – качественная информационная программа, в которой есть событийные сюжеты (так называемые сюжеты «одного дня»), специальные репортажи, новости культуры и спорта.

По моему мнению, о казахстанском ТВ в целом очень рано говорить, как о серьезной, конкурентоспособной организации. При просмотре программ даже неспециалисту заметна недопустимая лаконичность сюжетов; отсутствуют аналитика и выводы, зато в изобилии грамматические и интонационные ошибки в комментариях корреспондентов и титрах. Непрофессионализм редакторов и ведущих хорошо виден в подводках к сюжетам, манере их преподнесения, проблемах с орфоэпией у дикторов.

Новости стабильно не интересны: не чувствуется ответственная работа редакторов, профессионализм режиссеров и операторов. Телевизионные сюжеты не впечатляют богатым видеорядом, не чувствуется допустимой импровизации, присущей некоторым операторам тех же российских центральных каналов – все подчинено шаблону.

Тексты подводок наших ведущих и закадровый комментарий корреспондентов выделяются их скороговорками, стремлением уложиться в отведенное время, при этом проговаривание текстов перемежается на слух филологической неграмотностью. Об этом мы подробнее поговорим ниже.

Народная мудрость:

Ты можешь не смотреть телевизор, но будешь иметь дело с теми, кто его смотрит

Одноногих стайеров не бывает

Можно принять во внимание, что в советской тоталитарной стране не особо-то было и разойтись с темами сюжетов. Но ведь и теперь, когда нас убеждают, что мы живем в свободной стране, телеканалы не блещут оригинальными сюжетами, а в последние годы окончательно выдохлись, бегая, высунув язык, от одного партийного мероприятия к другому. Есть темы сакральные: президент № 1, президент № 2 в поле среди фермеров, на открытии школы, завода, который работает только несколько часов после перерезания ленточки, пока не уедет глава государства, без особых изысков – о заседаниях парламента, «сходняках» различных партий, в основном «Нур Отана».

Тексты за кадром просты и незатейливы. На половине телеканалов одна из важнейших программ – «Новости» – в некоторых сюжетах может выходить без отчитки (то есть кто автор – неизвестно). Зрителю порой демонстрируют кадры, снятые оператором-непрофессионалом, а то и вовсе любителем: лица персонажей расплываются, потому что оператор не сфокусировался. А не сфокусировался он потому, что на ТВ пришел, видимо. имея опыт снятия на видеокамеру свадеб и дней рождения, посчитав, что этого достаточно для работы.

Новостных программ даже людям, отстраненно смотрящим наше ТВ, не миновать. Что же мы слышим? То, что корреспонденты косноязычны, малообразованны, ангажированы – ладно. Но ведь бедняги не выговаривают буквы русского алфавита. Одни шепелявы, другие картавы, третьи – и то и другое вместе. Иным надо бы поработать над тембром – ведь если не смотреть на экран, а только слышать голос, не сразу и понять, кто это вещает – парень или девушка.

Каких же журналистов выпускают наши вузы? Неужели с факультетов журналистики по всему Казахстану нельзя отобрать двадцать корреспондентов с нормальной дикцией?! Любой директор школы в начальные классы не возьмет учителя с дефектами речи. Есть норма, узаконенная психологами, – такой педагог неизбежно начнет транслировать свои ошибки, «накладывать» их на детскую психику. Нечего ждать грамотной речи, верного письма. А тут на всю страну «преподают», и без всякого стеснения. Но ведь не бывает одноногих стайеров. Почему же должны быть логопедические телекорреспонденты?!

Вы, наверное, обращали внимание на неправильную орфоэпию, в частности, ударения в словах, на неверные спряжения слов. Но это частности. Главное – отсутствие общей культуры речи. А ведь русский литературный язык очень важен в новостных блоках, где нельзя доносить информацию обычным разговорным языком.

Стив Джобс:

Телевизор отупляет и убивает много времени. Выключите его, и вы сохраните несколько клеток вашего мозга. Однако будьте осторожны — отупеть можно и за компьютером Apple.

Дело – швах

Отдельная тема – это дикторы и ведущие – лица любого телеканала. С манерой ведения программ у дикторов казахстанских каналов вообще швах. Одни не выговаривают пол-алфавита, другие неудачно экспериментируют с одеждой и прической, видимо, выставляя на первый план их китчевую дороговизну, а не гармоничный выбор цвета и «смотрибельность». Даже странно, что наши телеканалы, получающие госдотации, за которыми к тому же стоят «богатенькие буратины», не могут ввести в штат театральных режиссеров, стилистов, которые бы работали с ведущими.

По части неграмотности и желаемой маломальской эрудиции казахстанские дикторы и ведущие также идут ноздря в ноздрю со своими коллегами – корреспондентами.

Как вспоминают ныне живущие ветераны советского телевидения, эталонной для них всегда была речь их предшественников – дикторов радио и телевидения. Ушедшие на заслуженный отдых дикторы неоднократно, выступая с воспоминаниями, говорили о том, что их выход в эфир был невозможен без предварительной работы над текстом. Любая оговорка была «криминальной» и грозила значительными неприятностями. Теперь же очень часто произносят слова с неправильными ударениями, и, по-видимому, мы все должны это воспринимать, как некую присущую настоящему языковую норму.

Народная мудрость:

Телевизор сокращает жизнь на время его просмотра.

К сожалению, половину ведущих казахстанских телеканалов не назовешь телегеничными. Их отличают слабые голосовые данные, взвизгивания, фальцетирование; имеют место интонационные ошибки, и даже заранее написанный текст не спасает их от ляпов. Время от времени идут перебивки закадровыми голосами, картинками.

К сожалению, за редким исключением, нет у наших дикторов и ведущих артистизма. Они, начитывая текст, могут просто монотонно бубнить в микрофон. К тому же речь может прерываться, когда они теряют глазами начитываемую строчку, получаются запинки. Все это говорит о том, что с подобной работой «актер» столкнулся впервые, а если не впервые, то предыдущие промахи его ничему не учат.

Почти на всех телеканалах проблемы у редакторов и дикторов с возвратной частицей «-ся» и получается, что «вода течет по образовавшему руслу».

Надо бы еще отстранить половину всех дикторов и ведущих на радиостанциях и ТВ за эканье, мэканье, заикание, кашлянье за кадром и прочий непрофессионализм.

В этой связи показателен пример увешанного властными наградами ведущего одного из телеканалов, ныне заседает в парламенте. Он, по-видимому, самовлюбленно считает себя мэтром телеэкрана. Наверное, так полагать ему позволяет обласканность всевозможными президентскими вознаграждениями. Но если присмотреться хотя бы полупрофессионально к его работе, можно увидеть, что он абсолютно не умеет выстраивать в интервью диалог, его реплики лишь повторяют другим словами ранее сказанное собеседником. Говорят, что в свое время весьма могущественные в то время люди в Казахстане отправляли его в Москву к телеведущему Сергею Доренко, у которого он проходил стажировку. И что мы увидели по возвращении? Первый местный телеклон – мимика, жесты, интонация, даже тембр голоса были перенесены на экраны казахской сетки вещания. С одной стороны, способный ученик оказался. Но с другой, самому-то не тошно от всей этой третичности?

Жорж Элгози:

Два величайших изобретения в истории: книгопечатание, усадившее нас за книги, и телевидение, оторвавшее нас от них.

Не вуайерист я, а потребитель

Многое, что типично для казахстанского телевидения, совершенно очевидно всем. Это поощряемые халтура и творческая убогость, так называемый юмор, состоящий в перелицовке лицензионного импорта, непрофессионализм и узкая ориентировка на рейтинг, при этом сопровождаемая отсутствием понимания составляющих этого слова.

Низкое качество видеомонтажа и режиссуры монтажа говорит о низком уровне профессионализма сотрудников. О том, что некоторые из них крутят пиратские диски, говорит и низкое качество некоторых материалов, и вследствие этого – пиратский экран выбора видеоматериала, который проскакивает в эфир из-за того, что сотрудник пошел попить чайку. Им даже лень привести материал в формат телевизионного вещания. Проявляется это в скачках в некоторых видеоматериалах из-за плохого кодирования и неформатного для телевидения уровня «громких-тихих» «скачущих» звуков.

На всех телеканалах демонстрируют явное неуважение к зрителю. Там могут самовольно сократить фильмы.

Или многие, наверное, иногда замечают, что, когда идет сюжет – исчезает картинка, показывают растерянного телеведущего, который не знает, что делать.  

Складывается горестное впечатление, что о таких понятиях, как звуко- и телережиссер, художник по цвету, на телеканалах наши телебонзы и не слышали.

Редакторская работа на ТВ, судя по всему, никудышная, годящаяся только для телевидения Мавритании. Это можно наблюдать в том числе по написанию титров. Они, редакторы статичных и бегущих титров, составляют тексты как бог на душу положит, а не как написано в орфографическом словаре. Вот люди и читают в титрах «гЕниколог», «склИротик», «солдатов», «репрессованный», тОлмуд, «попрАшайка» и так далее, и тому подобное.

Корреспондент может заявить: «Горе сплочает народ», «выйдет из-под конвейера первая партия вакцины».

Эта безрадостная и скверная картина наблюдается на ВСЕХ телеканалах. До сих пор там журналисты произносят «отключен», «включен», «углубленный» без буквы «ё». Могут ляпнуть «обоих палат». Почти все журналисты, наверное, бывшие двоечники-троечники, говорят: «хозяевА», «заЙм», «намерЕние», «валОвый», «премИровали», «э´ксперт», «узаканивание» – и несть числа подобным примерам на «ихнее» глубокое знание русского языка. Я уже устал объяснять им, что работают они не в «средствАх», а в «срЕдствах» массовой информации. А ведь они все гордятся своей профессией!

Той же Екатерине Второй было простительно как немке, которая, по легенде, слово «еще» писала «исчо», делая четыре ошибки. Но ведь зрители, особенно малограмотные, верят произнесенному и написанному на телеэкранах, и полагают, что это верное написание и произнесение слов.

Призрачная надежда

Наивно думать, что после прочтения этой статьи работники телевидения дружно и правильно будут говорить «осужденЫ» вместо «осУждены», «возбужденО» вместо «возбУждено», перестанут тупо повторять вслед за чиновниками (или те вслед за этими) «дОбыча», «заЙм», «сОзыв», «шАсси», «ценУ», «отметили о том…», «подымать вопрос», «хозяевА», «танцовщИца», «газопрОвод»…

Оригинальная композиция, интересный комментарий, динамика, бережная работа с синхронами героев; если не эрудиция, то хотя бы образованность – то, что должно присутствовать в работе казахстанских тележурналистов, но чего мало наблюдается.

Многие критики объясняют убогость нашего ТВ недостаточным финансированием. Денег-то, причем наших, народных, судя по тому, кого и что мы видим на экране, как раз выделяется немало.

Телевидение, хотим мы этого или не хотим, негласно узаконивает этические и языковые нормы, языковую культуру. Нужно ли объяснять, зачем в человеческом обществе нужны нормы, и чем нормы отличаются от вседозволенности?! Что касается исключений из правил, то когда их слишком много, они перерастают в новую норму. Но вот вопрос: готовы ли мы эту норму принять?

В который раз обращаюсь, в первую очередь, к тележурналистам, к творческой и научной интеллигенции. Начните хотя бы с того, что перестаньте говорить «ихних». Вас же слушают! А грамотные люди еще и делают выводы.

    Пиксель для количества просмотров